-12...-14° Владимир
USD: 61.07 / EUR: 63.39 /

Блоги

Уже «кукарекаем»…

Уже «кукарекаем»…

Бывших газетчиков, как известно, не бывает. Кстати, газетчиками мы называли себя из скромности: не примазываясь к коллегам «рангом выше» - к тем, кто печатается в журналах, хотя термин «журналист» произошёл не от слова «журнал» (издание в виде брошюры), а как раз от «жур» - «день»: то, что издаётся ежедневно. И вносим мы свою лепту в информирование людей о происходящих событиях!..

Кстати, один молодой коллега оказался менее скромным и написал: «весомую лепту». Это неистребимый показатель непонимания некоторыми людьми, в том числе и журналистами, того, о чём они говорят. Даже неловко разъяснять затёртый пример из всех пособий по стилистике: «лепта» - самая мелкая из существовавших в древности монет, которую от чистого сердца пожертвовала библейская вдовица. Но ценность в том, что это всё, что у неё было!..

Особенно часто мы даём маху как раз при использовании слов и оборотов, связанных с уже отошедшей от нас культурно-исторической «сферой». Так, даже обличая нынешних стяжателей-перевёртышей, привычно пишем, что «легче верблюду пролезть через игольное ушко, чем богатому попасть в царство небесное - рай». Не единожды наблюдал недоумение молодых читателей: «А к чему это верблюду в игольное-то ушко лезть?» Да и люди в возрасте обычно объяснить «ситуацию» не могут. А это значит, что образ-то – не работает!

Я специально (в том числе и с помощью Интернета) пытался отыскать исток этого библейского выражения. В одном из журналов прочёл «научную гипотезу». В некоем южном городе якобы были специальные «таможенные» ворота – до того узкие, что через них не мог пройти нагруженный вьюками верблюд. Вот и назывались эти ворота «игольным ушком»…

Настоящую, как мне кажется, отгадку я нашёл во время своей командировки в Южный Йемен. Не жалел времени и старания, чтобы изучить хотя бы разговорный арабский. И вот однажды беседую с рыбаками, которые рассказывают о своей изготовленной по старинному «образу и подобию» лодке – самбуке. Вдруг слышу: «гамаль», «гамаль» (верблюд). Заинтересовался: какое отношение имеет «корабль пустыни» к парусной лодке? Рыбак объяснил:

- Вот этот канат, самый толстый, мы называем – верблюд…

Меня как током ударило: ведь чем толще нитка, тем её труднее в игольное ушко вдеть. А уж канат!.. Всё стало ясно…

Пример с «библейскою непоняткой» я привёл для того, чтобы проиллюстрировать тезис: язык – это такое явление, котороё, при всей своей необъёмности, тем не менее, основывается как бы на мелочах, а на самом деле – на всякого рода «тонкостях»: оттенках значений слов, их эмоциональности, звучности, истории возникновения и употребления… Одни только синонимы взять! А на омонимах иностранцы вообще голову ломают: «Дуня заплела косу, взяла косу и пошла на косу осоку косить»…

Язык, слово – это очень серьёзно. «Слово может убить, слово может спасти, слово может людей за собой повести…» Или – остановить людей. Отвлечь даже от вполне естественной борьбы за своё человеческое достоинство, справедливость, будущее детей и внуков. Пример тому – ежедневное, систематическое, изощрённое зомбирование россиян с помощью многословного телеящика. Впрочем, это, во-первых, большая особая тема, а, во-вторых, ситуация тут настолько очевидна, что и так – всё ясно. В целом! С тем же смакованием подробностей жизни «элиты» или навязчивым внедрением в обиход иностранных слов. А вот что касается, казалось бы, незначительных мелочей…

Ещё в позапрошлом веке журналисты подметили, что об одном и том же можно сказать «одинаково правдиво», при этом вызвав порою противоположный настрой восприятия читателями-слушателями. Вспомним знаменитое «стакан полупуст» и «стакан полуполон»! Как мне кажется, именно такого плана – эвфемизмы некоторых сообщений об идущих косяком происшествиях. Во всяком случае, меня эта лексика просто раздражает!

Я имею в виду сообщения о катастрофах: «В результате ужасной аварии три человека погибли и семеро пострадали…» У меня прямо-таки автоматически возникает логическое недоумение: а что же, те, кто погиб, - не пострадали? Остались целыми-невредимыми?

Поясню свою мысль на примере сообщения, сформулированного действительно с соблюдением элементарной логики и здравого смысла:

«В минувшие сутки на город N обрушился ураган необычной силы. К сожалению, пострадали не только дома и зелёные насаждения, но и люди. Десять человек погибло под развалинами и рухнувшими деревьями, около сотни получили ранения и ушибы различной тяжести, число испытавших шок не поддаётся учёту…»
Всё ясно и понятно!

И другая ситуация. К разбирающим завалы спасателям подходит бабушка.

- Милые, о моём внуке - Смирнов его фамилия - ничего не знаете? Домой не явился. А он у меня невезучий, из-за чего постоянно страдает.

- Нет, бабка, среди пострадавших его нет…

- Слава богу!

- … А вот в списке погибших Иван Смирнов числится.

- Господи!..

Так вот - насчёт пресловутых «погибли» и «пострадали»… Не раз толковал об этих терминах с местными «действующими» работниками СМИ. Впечатление: «И чего дед придирается? Ведь все же так говорят и пишут!» Да, срабатывает авторитет центральных изданий и широко известных людей: действительно все так говорят и пишут! А почему? И если всё-таки вдуматься…

Мне кажется, что вынужденно сообщающие об идущих сплошным потоком неприятностях стараются хоть как-то снизить эмоциональный накал. В самом деле, сказать «ранены», «искалечены», «изувечены» - это одно, а «пострадали»… У людей чисто автоматически срабатывает «инстинкт психологической защиты»: вспоминается, как сам когда-то пострадал: поскользнулся и в лужу упал или даже – птичка на шляпу накакала. Ничего страшного!..

Иногда же умело подсунутое слово и более серьёзным образом срабатывает. К примеру, трагедия произошла: средствами производства стали частники владеть – по существу, эксплуататоры. Но нет, оказывается, это очень хорошие люди. «Работодатели»!. О том, что раньше работа «предоставлялась» государством (оно даже обязано было это делать), ни слова, а вот теперь - «даётся»: хозяевами предприятий. Впрочем, почему б – не «дарится»? Куда бы солиднее звучало: работодаритель»! Ведь дошло же до возрождения «благодетель», «кормилец». А с чего? Разве ж новые рабочие места хозяин создаёт не для того, чтобы дохода больше иметь, а токмо того ради, чтобы людям работу «дать»? Пардон – «подарить»!..

Некоторые же лексические «изыски» даже не смех, а хохот вызывают. Вот, к примеру, по телевидению идёт рекламный сюжет: молодая, симпатичная, с виду вполне интеллигентная дама изволит кушать курятинку, а свой восторг выражает возгласом: «Это просто кукареку!». От изумления не поверил ушам своим. Ведь даже кривляние под американцев: «Вау!» - вызывает чувство неловкости за почитателя иностранщины, а тут вообще вспоминается выраженье «мозги куриные». Но нет, со слухом – в порядке, а вот насчёт демонстрации телеэкраном «куриного разума»… «Почин» подхвачен! Уже и молодой гурман своим восхищением в рамках куриного интеллекта «блистает»: «Мясо – кукареку!..»

…К сожалению, примеров агрессивного (невежественного!) отношения к нашему великому и могучему русскому языку с каждым годом становится всё больше и больше Тот же кошмар с иноязом – страшнее нынешнего коронавируса. А рекламная эквилибристика. А пренебрежение к «мелочам»…

В общем, побдительнее нам быть надо – а то не закукарекать бы!..

Адольф Буреев

Рисунок - с сайта https://www.mirf.ru